Рече-поведенческая переинтерпретация четырех строф главы третьей «Евгения Онегина».

РИНЦ: 0

2015. №2, 7-40

Евгений Михайлович Верещагин
Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, Москва, 119019, Россия; zhenya2956@yandex.ru

Аннотация:

За строфой V («Скажи, которая Татьяна…») в черновике главы третьей «Евгения Онегина» имеется еще одна строфа, которой нет в печатных изданиях романа и которая маркируется как Va («В постеле лежа — наш Евгений…»). В добавление к упомянутой строфе Пушкин записал еще наброски двух других строф (Vб и Vв), которые состоят из нескольких слов. Рече-поведенческий анализ, предложенный автором статьи и примененный к четырем строфам (две незавершенные), позволил заключить, что первоначальный сюжет романа изменился не ранее, чем после этих строф. Согласно первоначальному намерению Пушкин предполагал, что Онегин влюбится в Татьяну с первого взгляда, немедленно. Впрочем, автор статьи занят не столько общим заключением, сколько многочисленными конкретными переинтерпретациями фоновых деталей. Они демонстрируют победу сердечной любви над «байронизмом», свойственным пресыщенному денди Онегину.